Мир фантастики Золотой Стихофон. Стихи в mp3 - аудиокнига классической поэзии в голосе
StihoPhone
Поиск исполнителей:
В избранное
Сделать стартовой
 

 

Новости наших партнеров

 

Мир фантастики


Продолжение рассказа, опубликованного на сайте Мир фантастики. Оттаивал Леня Мазин лишь во время отпуска, когда он возвращался в Крым, в коктебельский рай. ...Он поднялся с надувного матраса, сухо, как-то нафталинно, заскрипевшего под его телом, нашарил в кармане штанов часы, встряхнул их, потом поднес к глазам. — Мамочки, девять часов! Пора за ужин браться. Ужин у них намечался диковинный, не для сибирского желудка. Дело в том, что в бухте, как раз посреди зеркала, проросли из донной почвы два камня, вода их накрыла на чуть-чуть, буквально на полметра, замаскировала от худого глаза, но упрятать совсем не смогла. Камни эти за долгую свою жизнь изрядно проросли бородачом и кишечпицей, щекотным взморником, с каждым проходом волн волосья дружным махом взметывались наверх, испускали пузыри, бормотали что-то, дивясь солнцу, когда макушка с облипшей прической вдруг вылезала из-под глубокой волны на свет божий. При обследовании оказалось, что камни эти обросли не только водорослями: прямо под шапкой, в густых ласковых кореньях — и нырять-то совсем не надо — в мшистой жижке прочно обосновались съедобные ракушки мидии, целая колония. Пыхтя и отплевываясь соленой водой, набрали на ужин с полведра мидий, крепких, бокастых, тяжелых, что камни, в густой жесткой щетке, обметавшей замки скор-лупин,— все пальцы изрезали, но все-таки добыли. А пальцы изрезать было немудрено: мидии припаяны к камням плотно и крепко, хватка у них мертвая — только зубилом скалывать. — Давай, Ленечка, начинай стряпню,— лениво шевельнулась Варвара, посмотрела снизу вверх на Мазнина. Скачать бесплатно Детектив. И здоров же был парень Ленька — грудная клетка сплошь в витых пашлепинах, в обмотке жил, живот пробросом в позвоночник уходит, облепляет костяшки позвонкового столба, кожа лоснится чем-то сизоватым от быстрого загара, но, когда солнышко пропечет основательно, сизина эта исчезнет, волосы небрежно на лоб брошены, с бровями склеены, а под бровями — два омутца с чертями в глуби, холод из них выплескивается, да еще некая мужская непокорность, неколебимость забивает все другие выражения. — Варь, стряпня — это ж бабье дело,— сказал Мазин. — Знаю, Ленечка, но ты ведь у нас добрый. — Добрый,—согласился Леня и принялся чиркать спичками, совать их под сложенные горбиком дровешки, костер палить. Удалось ему это раза только с пятого. Закурился бледный синюшный дымок, скручиваясь в шпагат в воздухе, побрел неохотно ввысь, к макушке отвальной скалы, с которой на берег бухточки была специально проброшена альпинистская веревка — а может, и не специально, может, просто забыта. На рогульку навесил котелок с морской водицей: мидии ведь должны в своей родной стихии вариться, как рыба в воде речной, как раки, от этого и вкус особый бывает, и аромат. — А самое лучшее, говорят, мидии без всякой воды на противень класть. Железо раскалится, мидии раскроются, сок из них вытечет, мясцо обсохнет, обвянет — есть его потом, что шоколад, так же вкусно. — Вот бы и приготовила шоколад на всех. — Это я к слову. — Ладно, Варь, будем считать, что ты должница, с тебя фантик... — За каждый фантик по поцелую, да? — Это мы особо обговорим. Читайте дальше на www.mirfantastiki.ru